Category: образование

ДЕКОММУНИЗАЦИЯ" И БИОГРАФИЧЕСКИЕ ПАРАДОКСЫ

Я родился в стране, которой теперь нет. Город, в котором родился, тоже исчез - его трижды переименовывали. Мой детский садик закрыли и отдали под офис. Школу преобразовали в лицей. Дворец пионеров, куда ходил в кружки, теперь Дом народного творчества. СПТУ-2, где учился, стало филиалом российского университета.
И что в итоге? Зачищая Россию от прошлого, власть заметает за мной следы.

Почему ликвидировали МЭСИ?

В декабре прошлого года исполнилось ровно 40 лет с того времени, когда после окончания очной аспирантуры Высшей школы профсоюзного движения ВЦСПС автор этих строк стал работать в Московском государственном университете экономики, статистики и информатики (МЭСИ), пройдя путь от преподавателя до профессора и зав. кафедрой. Однако к этой юбилейной дате МЭСИ уже перестал существовать - приказом Минобрнауки он подвергся «реорганизации» через ликвидацию - вычеркнут из списка государственных вузов РФ и присоединен к Российскому экономическому университету (РЭУ) имени Г.В. Плеханова.

Обидно, ибо такой участи МЭСИ и его профессорско-преподавательский состав не заслужили. И представлять дело таким образом, что эта «реорганизация» проведена исключительно по «просьбе трудящихся» (а именно в этом пытаются убедить общественность наши топ-менеджеры от образования, ссылаясь на   принятие соответствующих обращений ученых советов этих двух вузов, а также аналогичные обращения со стороны их профсоюзных комитетов), - значит смешать народ похлеще юмористов-профессионалов. На самом деле мнением профессорско-преподавательского состава МЭСИ – основной жертвы объединения в форме поглощения - никто не интересовался. Принятое решение было чисто силовым, а вот его реальная мотивация до сих пор не неизвестна.

      Ясно одно – данное решение не связано с обвинениями в неэффективности МЭСИ как высшего учебного заведения – таких обвинений вслух никто официально не предъявлял и вряд ли сможет предъявить. А ведь именно под этим соусом Министерство образования и науки, начиная с 2013 г. закрывает   многие вузы, причем не только те, которые заслуживают закрытия - «шарашкины конторы», появившиеся в России в «смутные» 1990-е годы, и де-факто занимавшиеся торговлей дипломами с лицензиями тех властных структур, которые их сегодня закрывают. Беда в том, что под «нож»   попадают   также «старые» брендовые государственные вузы, одним из которых и являлся МЭСИ. Созданный в далеком 1932 г., институт никогда не числился в числе отстающих, а по такому показателю как тотальная компьютеризация    учебного процесса с использованием самых современных информационных технологий еще вчера был в числе признанных лидеров.

Может не так уж далек от истины зампредседателя научного совета РАН Амет Володарский, который видит разгадку этой загадки (когда в списках неэффективных раз от раза оказываются известные и солидные вузы, а «будки» по продаже «корочек» как торговали ими, так и торгуют») в том, что «чиновники Рособрнадзора под благим предлогом закрыть вузы-помойки душат те вузы, которые «заказали» конкуренты . Если вуз «заказали», то будь вы хоть семи пядей во лбу, хоть нобелевских лауреатов выпускайте, найдут к чему придраться» (1).

Если это так, то впору говорить о новой разновидности рейдерства в России, а именно «образовательном рейдерстве». Не случайно в среде творческой интеллигенции шутят, что наименее эффективные ВУЗы России - это те, которые обладают самыми лучшими зданиями, находящимися в центре города (федеральной или региональной столицы). И для них последствия чиновничьего вердикта о неэффективности выражаются в тех вариантах, которые волк готов был предложить Красной шапочке: то ли слияние, то ли поглощение.

___________________

1.      Аргументы и факты. 2015, №36